Чего хочет Россия на Южном Кавказе?

0
205

АРАМ САФАРЯН

Координатор Евразийского экспертного клуба,

политический аналитик

(Еженедельник “Азг”)

Перевод с армянского языка

9 сентября 2022 года, пятница

Недавно глубокоуважаемый главный редактор еженедельника “Азг” Акоб Аветикян (который для меня давно является непререкаемым авторитетом в мире прессы) предложил написать статью о кавказской политике России. Он имел ввиду то обстоятельство, что я уже 17 лет специализируюсь в сфере армяно-российских отношений. Раздумывая несколько дней, представляю вниманию уважаемого читателя мои выводы, сделанные на основе исследований ведущих специалистов Евразийского экспертного клуба.

Новые реалии на Южном Кавказе после распада бывшего СССР

На постсоветском Южном Кавказе имеют место изменения, которые в значительной степени меняют положение вещей в нашем регионе. Межнациональные конфликты, возникшие на политической карте региона самопровозглашенные и частично провозглашенные государства не столько упростили ситуацию, сколько еще более ее усложнили. Возникли вопросы, ответы на которые уже много лет не находятся. Грузия провозгласила императив своей европейской политики и заявила о своем желании стать членом НАТО и ЕС. Нагорно-карабахский конфликт 30 лет назад сделал врагами Армению и Азербайджан и осторожно продвигающийся сейчас поиск мира все время наталкивается на  бетонную стену этой вражды, взаимной ненависти и недоверия. Сразу после распада бывшего СССР Турция, при помощи Запада, готовилась распространить свое влияние на Южный Кавказ, а затем – на Центральную Азию. Однако этому процессу частично помешал Нагорно-карабахский конфликт, в результате которого Россия, Европейский союз и США пытались увеличить уже свое влияние на страны региона. Сегодня, через 30 лет после этих реалий, мы можем убежденно сказать, что особенно после 44-дневной войны Турция систематически наращивает свое влияние в Азербайджане и Грузии. От успешного завершения армяно-турецких переговоров зависит установление определенного турецкого влияния также в Армении. Азербайджан в начале года заключил с Россией декларацию о стратегическом союзничестве, и в то же время заключил Шушинский договор с Турцией, который ведет к еще более тесной интеграции. В Москве также, как и в Ереване все более ясно осознают, что Турция и Азербайджан все более и более сближаются друг к другу, и что при общении с ними необходимо всегда иметь ввиду императив этого тандема. Таким образом, хотя 70 лет Советского Союза откладывали процесс тюркского единения и интеграции, а постсоветские реалии на Южном Кавказе не вели к фрагментации, дроблению и дезинтеграции, по крупному счету турецкая стратегия себя оправдала и Турция в настоящее время является страной с большим авторитетом в регионе, вне зависимости от того, можно ли это утверждать в случае с Арменией, или – нет.

Исламская Республика Иран, которая прилагает сверхусилия для развития и даже усиленния в условиях западных санкций, также участвует в региональных процессах. Однако важно понять, что ресурсы Ирана не достаточны для продвижения в Южном Кавказе в такой степени, в какой это удается делать Турции. Тегеран сегодня беспокоит не развивающееся турецкое присутствие на Кавказе, сколько посредством нее продвижение Запада к его северным границам. В этих условиях, когда страны внутри региона ищут возможности для развития и прилагают усилия для гармонизации идущих с севера, запада юга влияний, становятся объяснимыми позиции крупнейших акторов.

Политика России на Южном Кавказе

В России прекрасно понимают, что страна, находящаяся в противостоянии с Западом, какой бы она большой и сильной не была, не может позволить себе новые столкновения по периметру своих границ. На Западе, в свою очередь, очень хорошо понимают, что угроза новых противостояний для России может иметь тяжелые последствия и не перестают искать союзников для втягивания России в огненное кольцо. В предыдущие десятилетия отношения России и Турции в вопросе влияния на постсоветские территории включали в себя элементы и конфронтации, и конкуренции, и сотрудничества. Эта тема серьезного научного исследования и мы готовимся в октябре опубликовать нашу статью с доктором исторических наук Григором Аршакяном, которая, надеемся, будет носить в определенном смысле концептуальный характер. Сейчас же необходимо просто констатировать, что в Турции под влиянием целого ряда обстоятельств решили продвигать самостоятельную политическую линию, которая построена на приоритете собственных национальных интересов и императивах претворения общетюркской идеи. В конфликте Нагорного Карабаха имеет место сущственное имзенение. Турецкиее офицеры с российскими коллегами присутствуют в Агдаме. Турция не скрывает, что имеет целью наращивать свое военное и военно-политическое присутствие в Азербайджане. Как метко заметил один из наших известных социологов, Грузия, которая проводит подчеркнуто прозападную политику, однако не установила санкций в отношении России, и уже однозначно находится в зоне разнообразных турецких влияний. Сейчас Армения в свете всего происходящего готовится нормализовать свои отношения с Азербайджаном и Турцией. Россия инициировала процесс, где при ее активном посредничестве Армения и Азербайджан готовятся подписать мирный договор и возобновить работу региональных коммуникаций. В этом процессе с Россией конкурирует Европейский Союз, за спиной которой стоит США. Кажется, что эта конкуренция не влияет на характер, содержание и внутреннюю логику вопроса. Все надеются, что Армения и Азербайджан на взаимоприемлемой основе будут нормализовать отношения и положат конец вековой вражде. Ожидания России, Европейского Союза, США и Турции в данном вопросе, независимо от содержания взаимных отношений, совпадают. В качестве благожелательно настроенного наблюдателя за этими переговорами следит Иран. Проесс урегулирования армяно-турецких отношений также протекает под доброжелательным наблюдением России. В Армении уже поняли, что было бы наивным ожидать, что с Турцией могут быть установлены отдельные отношения, а с Азербайджаном – отдельные. Нужно ясно понимать, что Турция не будет делать никаких шагов, которые хоть на йоту будут противоречить интересам братского Азербайджана. Таким образом, в результате нормализации армяно-турецких отношений надо ожидать увеличения присутствия и влияния Турции и Азербайджана также в Армении. В Азербайджане, в кругах протурецкой элиты, очень сильны антироссийские настроения и, в то же время, идеи пантюркизма. Здесь хотели бы вытеснить Россию и российское влияние из Азербайджана, что по их мнению, может помешать победе идей тюркского братсва. Правда, президент Азербайджана ведет очень осторожную политику и не будет делать шагов, которые могут разгневать Москву. Однако факт, что азербайджано-турецкий стратегический союз все время набирает новые обороты и усиливается.

Россия – крупнейший экономический партнер Армении. Она – крупнейший инвестор в армянскую экономику. Россия – крупнейший экспортер и импортер для Армении. Очень важно для нашей страны, что Россия является крупнейшим рынком нашей готовой продукции. Из России в Армению идет весь получаемый газ и вся пшеница. Россия обеспечивает 53% всех транфертов, получаемых в Армении. В общем числе зарубежных туристов самый большой процент составляют граждане России. Армения – активный и конструктивный член ЕАЭС и ОДКБ. В Армении расквартирована 102 российская военная база. Армянское население Нагорного Карабаха (Арцаха) находится под защитой российских миротворцев. В этих условиях Россия пытается полагаясь на Армению, закрепить и развивать свое влияние на всем регионе Южного Кавказа.

Новые форматы сотрдуничества для гармонизации влияний

Россия провозгласила приоритет евразийской интеграции. Известно, что евразийство представляет собой идеологию о гармоничном развитии и взаимодействии восточно-славянской и тюркской начал. В России очень хорошо понимают, что столкновения с тюркским миром могут иметь тяжелейшие для всех последствия. Для России и Азербайджана тюрксие государства Центральной Азии имеют стратегическое значение. Москва не перестанет приглашать их к участию в ЕАЭС. Считая отношения с тюркским миром приоритетом, Россия по праву уверена, что способна иметь экономическое и цивилизационное влияние на них в не меньшей степени, чем Турция, а может быть и в большей степени. Мы не намерены в этой статье проанализировать, что думают в Казахстане, Узбекистане, Кыргызстане и Туркменистане о политике евразийской интеграции. Это отдельная и самостоятельная тема. Сейчас важно констатировать, что политической линией официальной Москвы является максимальное сотрудничество с Турцией в деле установления политического влияния на Южном Кавказе. Одновременно Москва будет искать поддержку Ирана в сверхсложной задаче возобновления работы коммуникаций, развития торгово-экономических связей и превращения Южного Кавказа в перекресток мира. Думается, что в Москве ожидают предложений и активной позиции Армении в этих новых реалиях для усиления и развития армяно-российского стратегического союза. Это было бы вполне логично и стало бы серьезным шагом для сбалансирования и нейтрализации увеличения турецко-азербайджанского влияния на Армению, если, конечно, власти Армении не займут похожую на грузинскую позицию и мечтая о западном присутствии, на самом деле не усилят турецкое, а вслед за ним и азербайджанское влияние.

Россия на Южном Кавказе имеет двухвековой опыт присутствия. Для Армении Россия имеет также цивилизаторское влияние. Если коммуникации на Южном Кавказе можно будет деблокировать, то мы очень быстро станем свидетелями серьезных изменений мышления и дел наших сограждан. Сейчас трудно оценить, куда ведут эти изменения, однако ясно, что Россия все более активно будет сотрудничать с Турцией, также с Ираном для того, чтобы держать ситуацию на Южном Кавказе в рамках управляемости. Российские власти несколько раз уже ясно заявляли, что Россия не покинет своего стратегиечского союзника Армению и не пойдет на уступки за ее счет. Это предсказуемая и понятная позиция. Армения, в то же время, по нашему глубокому убеждению, должна иметь гораздо более ясное и действенное участие в формировании приоритетов российской региональной политики, искать и находить возможности для дальнейшего развития и углубления армяно-российских отношений. Те, которые не согласны с этими рассуждениями, должны еще доказать армянскому народу, что имеются безболезненные, разумные и осмысленные альтернативы в даном вопросе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here