Умение минимизировать риски внешних угроз — признак компетентности властей РА: Сафарян

0
329

О современном состоянии процесса урегулирования армяно-азербайджанского урегулирования, о ситуации вокруг нагорно-карабахского конфликта, о трудностях на этом пути VERELQ побеседовал с политическим аналитиком, координатором Евразийского экспертного клуба Арамом Сафаряном.

— Господин Сафарян, как Вы оцениваете состояние переговорного процесса между Арменией и Азербайджаном при посредничестве России? По Вашему, приближаемся ли мы к миру, или наоборот, увеличиваются риски нового военного противостояния?

— Думаю, многие согласны с тем, что сегодня, как и в прошлом, попытки урегулирования нагорно-карабахского конфликта продолжают оставаться вопросом номер один в армянской внешнеполитической повестке. Мы видим, что переговорные процессы сегодня протекают в обстановке глобального противостояния и гибридных войн между Западом и Россией. Нешуточная конкуренция и жесткие действия характеризуют поведение всех вовлеченных в этот процесс посредников. До украинского кризиса миротворческие усилия России, Европейского Союза и США, в целом, гармонизировались внутри Минской группы ОБСЕ. Сегодня эти центры силы и влияния находятся в положении жесткого противостояния и действуют друг против друга. Распад Минской группы ОБСЕ весной 2022г. фактически подвел процесс нагорно-карабахского урегулирования к жесткой черте, откуда до возобновления военных действий иного кровопролития один шаг.

Таким образом, сегодня мы являемся свидетелями активности, которую эти центры силы, имеющие жизненно важные интересы на Южном Кавказе, продолжают демонстрировать в новых, непростых условиях. Запад выступает за поражение России и ее вытеснение из региона Южного Кавказа. Россия все дальше настраивается на длительное противостояние и приводит свою политику и экономические реалии в соответствие с логикой противостояния. В этой обстановке Армении, как собственно и Азербайджану, приходится лавировать, чтобы не ухудшить свое политическое положение. И Армения, и Азербайджан по-отдельности являются стратегическими союзниками России. Это обстоятельство диктует официальной Москве желание в обстановке комплиментарности, постоянного соблюдения баланса продвигать свои миротворческие усилия. Они часто встречают непонимание общественности сторон и способствуют нагнетанию антироссийских настроений. С другой стороны, хорошо зная об этих общественных настроениях, Европейский Союз и США все более активно возвращаются к миротворческой деятельности и хотят играть гораздо более значительную роль в таких вопросах, как открытие Лачинского коридора, делимитация и демаркация границ Армении и Азербайджана, возобновление транспортного сообщения и т.д. И вод здесь мы понимаем, что имеем дело с новыми трудностями, с которыми раньше не сталкивались и реальное влияние которых мы только сейчас понимаем. Это – сверхзадача гармонизации усилий США, ЕС и России внутри Армении и в процессе нагорно-карабахского урегулирования, имея одну цель – продолжать поддерживать армян Нагорного Карабаха, выступать на международной арене за их исконные права и свободы, не дать депортировать их из мест исконного обитания, защитить их право на самоопределение.

Мы понимаем, что после второй карабахской войны перспектива реализации прав армян Нагорного Карабаха на самоопределение и признание их государственности в значительной степени усложнились. Однако очевидно, что на Западе сохранилось понимание того, что этот конфликт не решен (как это представляют в Азербайджане), и он является одним из элементов переговорного процесса и постконфликтного урегулирования. Вот здесь мы понимаем, что конкуренция между посредниками миротворческого процесса, с одной стороны, является для Армении взаимодополняющей (какой бы трудной она не была), а с другой стороны, таит в себе очень сильные риски, которые могут трагическим образом отразиться на Армении, как это уже было 100 с лишним лет назад.

— Что нужно сделать, по-Вашему, чтобы гармонизировать эти процессы? Возможно ли их гармонизировать вообще? Может ли Армения выйти из этого положения без ущерба для своего суверенитета, территориальной целостности и желания поддержать армянское население Нагорного Карабаха?

— Думается, что современное состояние глобального противостояния Запада и России создает сильную нервозную обстановку в международных отношениях. Нужно понимать, что Россия очень внимательно следит за политической активностью стран региона Южного Кавказа, не желая уступить свои позиции и демонстрируя решительную готовность продолжать играть важную миссию посредника и миротворца. Я говорил и продолжаю утверждать, что у России больше всех возможностей влиять на процессы урегулирования. Россия для Армении – ведущий экономический партнер, и она миллионами нитей связана с нашей страной. С другой стороны, с Азербайджаном у России такой же стратегический союз, и Азербайджан не хочет портить отношения с Россией, все более тесно интегрируясь с Турцией. Вместе с этим мы видим, что Азербайджан хотел бы создать у России образ Армении как ненадежного союзника и предателя, ушедшего на сторону Запада. С другой стороны, Азербайджан поставил сверхцелью мобилизовать все свои усилия и убедить Запад в прорусскости Армении и ее ненадежности.

В этой обстановке, по моему глубокому убеждению, Армения оказалась перед искушением играть на противоречиях Запада и России. Я должен сказать, что это очень пагубный курс и ничего хорошего нашей стране это не может дать. Я убежден также, что состояние стратегического союзничества, наработанное 30-летием постсоветского существования, да и веками опыта сотрудничества и взаимодействия, у армяно-российского союза настолько ценные достижения, что к ним нужно очень бережно относиться. Этими достижениями разбрасываться никоим образом нельзя. В 2021г. по рейтингу дружественности Национального исследовательского института развития коммуникаций (г.Москва) Армения занимала 3 место после Беларуси и Казахстана. По рейтингу 2022г. Армения занимала уже 5 место после Беларуси, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана. Эксперты утверждают, что Армения может в 2023г. занять еще более низкое положение. Это недопустимо. Это может иметь очевидные политические и экономические негативные последствия. Надо серьезным образом работать в направлении поддержания армяно-российских отношений на высоком, подобающем уровне и думать о развитии и углублении этих отношений, а не их свертывании.

С другой стороны, мы понимаем, что Европейский Союз предпринимает очень активные усилия в направлении большего присутствия в странах региона. Лидеры Евросоюза называют Азербайджан надежным и желанным партнером. Евросоюз направил группу своих наблюдателей на дежурство в приграничные районы Армении. В Армении в настоящее время утвердилось мнение о том, что усилия российских миротворцев в регионе конфликта и присутствие западных миротворцев на границах с Азербайджаном укрепляют суверенитет страны. Если даже это правда, то эту правду можно было бы довести до российских друзей с тем, чтобы снизить уровень подозрительности и недоверия. Существует испытанная десятилетиями налаженная система политических консультаций, дипломатических контактов и политического диалога, которые сегодня в полной мере следует задействовать. Я думаю, что наша задача сегодня – привлечь к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта в такой максимальной степени, к которой наши друзья в Москве готовы. Здесь возможны варианты. Можно потребовать увеличение в два раза числа миротворческого контингента, 30 наблюдательных пунктов доведя до 60. Можно расквартировать новый российский военный контингент в Горисе, Капане и Мегри, увеличив зону ответственности российских вооруженных сил в нашем регионе. И наконец, можно было бы создать предпосылки для того, чтобы действия российских военных не ограничивались или стеснялись присутствием западных наблюдателей, а каким-то образом гармонизировались бы.

С первого взгляда, это несбыточная позиция. Однако, я уверен, что при изменении ситуации в Украине и после установления мира (это обязательно должно когда-то случится), эти усилия сторон могли бы вновь согласовываться и сочетаться. Повторюсь, нам нельзя терять испытанного союзника и партнера, каким является Россия. Мы должны приложить весь арсенал своих возможностей для поддержания наших отношений с Россией на достойном уровне. С другой стороны, нам надо развивать отношения с Западом таким образом, чтобы не повторить историю 100-летней давности, а потом глубоко разочароваться в несбыточности наших завышенных ожиданий.

— Может ли Запад пойти на сотрудничество с Россией в решении нашего конфликта? Может ли Запад играть большую конструктивную роль одновременно в отношении Армении и Азербайджана? Может ли Запад играть роль гаранта безопасности, от которой в отношении ОДКБ разочаровалась Армения?

— Как бывший политик, который пять лет руководил армянской делегацией в Парламентской Ассамблее ОБСЕ, уверенно утверждаю, что в системе современных международных политических институтов только ОБСЕ является той площадкой, где в цивилизованной обстановке, в атмосфере взаимопонимания и взаимодополнения можно было поднимать вопрос Нагорно-Карабахского урегулирования. Других таких институтов в мире нет. Во всех остальных институтах стороны склонны больше говорить о суверенитете и территориальной целостности, чем о праве на самоопределение. Не случайно, что в начале 90-х гг. ООН делегировал Нагорно-Карабахскую проблему именно к ОБСЕ. Сегодня, этот институт фактически перестал функционировать в полной мере. Нам необходимо при поддержке России, ЕС и США (даже по отдельности) держать этот вопрос на плаву, чтобы суметь поднимать его в будущем, когда эта международная площадка будет снова влиять на процессы. Пока же, наша задача, любыми доступными мерами предотвратить депортацию армян Нагорного Карабаха, открыть для нормального функционирования Лачинский коридор, исключить возможности его нового блокирования, создать такую политическую атмосферу внутри Армении, которая бы позволила играть нашей стране в региональных вопросах более значительную роль.

И в конце хочу повторить снова. Нам нельзя подыгрывать атмосфере ненависти и враждебности друг к другу в современном мире. Мы можем от этого очень пострадать. Активная работа, последовательные усилия по поддержанию доверительного диалога, позиция, преодолевающая недоверие и подозрительность – вот задачи сегодняшней армянской власти, которые востребованы армянским обществом. Так думает подавляющее большинство нашей страны и именно такого отношения следует добиваться армянской власти. Что же касается ОДКБ, даже при том, что у Беларуси и Казахстана куда более тесные и глубокие отношения с Азербайджаном, чем с членом организации – Арменией, нам надо взвешенно подходить к вопросу о ее роли в мониторинге приграничной ситуации. Я уверен, что, если ОДКБ захочет играть здесь сколько-нибудь значительную роль, отказать ей в этом недопустимо. Думаю, что большой экзамен, который держит ОДКБ в глазах армянского общества, должен подсказать найти новые, свежие, до сих пор неопробированные решения, которые станут свидетельством востребованности этой организации, ее роли как коллективного гаранта безопасности.

Лия Ходжоян

Verelq.am

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here