О растущей актуальности формата «3+3» для безопасности и стабильности Южного Кавказа

0
405

Арам Сафарян

политический аналитик, координатор Евразийского экспертного клуба

Самоликвидация самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики, исход карабахских армян и их переселение в Республику Армения создали новую ситуацию для региональной архитектуры и безопасности Южного Кавказа. Сейчас многие авторы пишут о возросшей роли Турции в регионах Южного Кавказа и Центральной Азии. После распада бывшего Советского Союза Турция получила уникальную возможность распространения в этих регионах и осуществления на практике идеи Великого Турана. В новых реалиях постсоветской действительности (особенно наших дней) рецепты эпохи Антанты, советского периода и даже первых лет постсоветской эпохи абсолютно бесполезны и уже не отражают современные процессы. Тюркские страны бывшего СССР получили возможность без нарушения норм международного права, без войн и потрясений развивать политические, экономические, культурно-цивилизационные отношения между собой и с современной Турцией. Таким образом, тюркское единение реально развивается и все больше становится фактором при объяснении региональных политико-экономических процессов.

До падения Нагорного Карабаха (Арцаха) в Армении не особенно задумывались об этой новой реальности. Эти процессы считались нечто отвлеченными, не касающимися Армении. Однако новая ситуация сделала необходимым задуматься о новой архитектуры безопасности Южного Кавказа, о роли больших государств и международных центров силы в этом регионе.

Не секрет, что после распада бывшего СССР на Южный Кавказ распространили свое влияние и США, и Европейский Союз. Россия уже не доминировала в регионе, а вела активную политику для сохранения точек своего влияния и борясь за свои насущные интересы. Все годы после 1991-го года  соперничество мировых полюсов в борьбе за влияние постоянно усиливалось, а после начала Украинского кризиса обрело жесткий характер конфронтации и вражды. Сегодня объединенный Запад и не скрывает, что своей основной задачей считает выведение России из региона и всемерное задействование оси Запад-Восток. Ярким примером того, как работали много лет посредники разрешения Нагорно-Карабахского конфликта, является консенсус России, США и ЕС (Франции). Эта тройка сопредседателей Минской группы ОБСЕ распалась с началом Украинского кризиса, однако стороны теперь уже заочно продолжали быть единодушными в определении путей решения данного конфликта. С позицией Запада о занижении роли России в нашем регионе не согласен Иран, который демонстрирует свой традиционный подход о решении региональных проблем исключительно силами самих региональных акторов. Интересно, что именно эта позиция Ирана сближает ее с Турцией и Россией и создает общую платформу для изучения региональных процессов, их оценки и определении путей сотрудничества.

Традиционные векторы и новые реалии Южного Кавказа

Еще до падения Арцаха в армянском общественно-политическом дискурсе развернулась борьба между сторонниками западной и российской ориентации. Прозападные политические круги устами своих спикеров говорили, что Россия уходит из Южного Кавказа и что Армении нужно разработать новые, более современные политические подходы, отражающие реалии наших дней. Хотя официальные лица России каждый раз, после каждого подобного выступления утверждали, что Россия не уйдет с Южного Кавказа и этот регион продолжает быть в приоритетах ее внешней политики, прозападные круги делали вид, что это неважно и продолжали работать в направлении отдаления Армении от России.

В новой борьбе за Южный Кавказ упор делается на «борьбу за умы». Оказывается, что новая Армения без Нагорного Карабаха по-новому очень привлекательна для распространения западных ценностей, приближения к Западу в целом, и дискредитации России и ее роли на евразийском интеграционном пространстве. Сторонники пророссийской ориентации объясняют, что отход России неминуемо означает политическую, а затем и экономическую экспансию Турции и Азербайджана в Армении, почти также, как это случилось в соседней Грузии. Судя по общественным настроениям наших дней, эта перспектива не особо пугает прозападные круги и не влияет на общественное настроение в оценке деятельности правительства страны.

Мы неоднократно предупреждали и продолжаем предупреждать нашу общественность о недопустимости развертывания конфронтации сторонников западной и российской ориентации. Сторонников первой становится все больше и как свидетельствует изучение общественных настроений последнего времени, сторонники пророссийской ориентации все большей степени оказываются в меньшинстве. Об этом в свое время предупреждали многие политологи и социологи в нашей стране, которые уверенно говорили о том, что после разрешения Карабахского конфликта и Азербайджан, и Армения будут двигаться в направлении Запада и все больше отходить от России. Что может предложить Россия обществам Южного Кавказа для развития и углубления сотрудничества и взаимодействия в новых условиях?

Первое. Это развитие евразийского экономического интеграционного процесса, который сулит очень серьезные, ничем незаменимые экономические выгоды странам региона, ярким примером чего является именно Армения.

Второе. Развитие политического сотрудничества со странами региона для обеспечения мира и стабильности.

Третье. Многостороннее сотрудничество стран региона и его соседей по обеспечению бесперебойного функционирования не только оси Запад-Восток, но и оси Север-Юг (что особенно актуально в условиях современной конфронтации Запада и России).

Экономические выгоды от многостороннего сотрудничества действительно очень значимы, свидетельством чему увеличение интереса стран Большой Евразии к экономическим предложениям России даже в эпоху глобальной конфронтации.

Таким образом, мы подходим к оценке перспектив укрепления региональной интеграции в ситуации, когда многие преграды для экономического сотрудничества преодалены, а новая ситуация заставляет находить новые решения, полезные всем участникам процесса.

Формат «3+3» как консенсус в результате взаимных уступок

Россия и Турция вступили в период взаимовыгодного сотрудничества. Россия не будет в обозримой перспективе делать шагов, которые ухудшат отношения с Турцией и Азербайджаном. Понимая генеральное направление всемерного сближения тюркских стран, Россия одновременно предлагает свое видение многостороннего сотрудничества в рамках Большого Евразийского Партнерства. Россия не хочет терять своего союзника – Армению, и участвует в поиске новых аргументов для развития и углубления союзнических отношений с новой Арменией. Грузия продолжает настаивать на желании быть членом НАТО и ЕС и хотя сегодня, через 20 лет после провозглашения этих принципов, эта перспектива не приближается, продолжает отказываться от участия в региональном сотрудничестве с участием России. Азербайджан стремится к полноценной интеграции с Турцией и не спешит с членством в ЕАЭС и ОДКБ, хотя имеет очень тесные отношения со всеми членами этих организаций. Армения начала переговоры о нормализации отношений с Турцией, исход которых очевидным образом зависит от заключения армяно-азербайджанского договора о мире. Россия призывает Армению и Азербайджан подписать мирный договор при ее посредничестве. В этом вопросе также явно просматривается конкуренция и противостояние ЕС и США (с одной стороны) и России (с другой). Несмотря на то, что переговоры продвигаются очень трудно и сопровождаются конфронтационной риторикой, международные эксперты склонны думать, что в обозримом будущем этот договор все же будет подписан. В Армении есть понимание того, что все транспортные артерии, связывающие Турцию, Армению и Азербайджан должны быть деблокированы и транспортное сообщение – возобновлено в полном объеме. Сторонников самоизоляции Армении очень немного, а настроения большинства о нежелании открывать границы с Турцией не влияет пока на продвижение официального политического курса.

Формат «3+3» предлагает, как известно, участие Азербайджана, Армении и Грузии и одновременно соседей региона – России, Турции и Ирана. Россия, Турция и Иран доказали эффективность согласования своих позиций примером конфликта в Сирии. Россия и Иран находятся в преддверии заключения соглашения в рамках ЕАЭС о зоне свободной торговли. Южный Кавказ может быть регионом активного совмещения транспортных путей с Севера на Юг и с Запада на Восток, хотя, говоря честно, еще никто в шести странах не подсчитал конкретный (в цифрах) экономический эффект от развития данного сотрудничества. Становится очевидным, что формат «3+3» является самой оптимальной площадкой для согласования политических и экономических вопросов многостороннего сотрудничества, а присутствие США и ЕС (заочное) на этой площадке будут обеспечивать Турция и страны Южного Кавказа, которые последовательно развивают сотрудничество разного уровня с этими важными полюсами современного мира. Все три страны Южного Кавказа сегодня понимают возможность превращения Южного Кавказа в торговый и цивилизационный перекресток. В этой новой ситуации мы призываем власти Армении не ухудшать отношений с нашим союзником и выгодным экономическим партнером – Россией, наращивать экономические и культурно-гуманитарное сотрудничество с ней, вносить свой вклад в поддержание и развитие общего цивилизационного пространства и, в то же время, искать пути улучшения отношений со всеми странами формата «3+3» и этим вносить свой достойный вклад в стабильность и безопасность всего региона Южного Кавказа.

Интернет-журнал «Военно-политическая аналитика»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here