Постсоветское пространство как аргумент в современных геополитических столкновениях

0
354

Арам Сафарян

Политический аналитик, координатор Евразийского экспертного клуба

Некоторые современные исследователи политических процессов, особенно глобальной конфронтации между Западом и Россией, пытаются нас убедить в том, что понятие “постсоветское пространство” постепенно теряет свой былой смысл и перестает быть актуальным. Под этим понятием всегда имелись ввиду республики бывшего Советского Союза, которые в 1991 г., как принято было говорить, “разошлись по национальным квартирам”. Долгое время большинство новообразованных стран чувствовало необходимость в сохранении и развитии жизненно важных связей. Одновременно новое время и новые геополитические реалии диктовали новые условия и необходимость адаптироваться в новых окружениях. Сегодня мы, сторонники интеграции и нового сближения, отождествляем это понятие с понятием “общего цивилизационного пространства” и стремимся к его сохранению и развитию. Однако прибалтийские страны, Украина, Молдова и Грузия не желают считать себя частью этого пространства и стремятся попасть в семью европейских народов и быть частью глобального Запада. Сейчас мы не будем обсуждать вопрос, насколько реальны их желания и видения своего будущего. Эта тема другого исследования, также немаловажного. Сейчас же мы попытаемся проанализировать сильные и слабые стороны этого понятия для понимания системы координат, по которым можно двигаться в современных непростых геополитических реалиях.

Постсоветское пространство как синоним общего цивилизационного пространства Северной Евразии

В 2024 г. ЕАЭС отметит 10-летие своего создания. Интеграционное пространство ЕАЭС доказало свою актуальность и продолжает быть интересным и востребованным для обществ стран-участниц. Сегодня, по итогам 10-и лет экономической интеграции, многие задаются вопросом – что же дальше? Каким же будет дальнейшее углубление этого процесса и насколько страны евразийской пятерки готовы к такому углубленному подходу? Очевидно, что экономические выгоды заставляют говорить о евразийской интеграции, как минимум, с уважением и без той иронии, с которой западное надменное политическое и экспертное сообщество говорило об этом 10 лет тому назад. Более того, евразийское интеграционное пространство придает синергетический эффект России и ее союзникам в современной атмосфере противостояния, экономических войн и конфронтации. Страны Большой Евразии чувствуют этот синергетический эффект и желают быть в отношениях сотрудничества и взаимодействия с евразийским жизнеспособным экономическим организмом.

Когда мы говорим о будущем евразийского интеграционного пространства, мы не имеем в виду одно только политическое общее будущее. Мы понимаем, что, первое: Россия как была, так и есть локомотив интеграционного процесса и ее привлекательность, как центра влияния и притяжения, не уменьшается, а, наоборот, только увеличивается в глазах большинства третьих стран огромного региона. И второе: мы понимаем, что страны Центральной Азии и Южного Кавказа, имеющие с Россией особые отношения, не желают расставаться с обретшим в начале 90-х годов суверенитетом, очень дорожат им и видят будущее своих обществ в атмосфере развития, укрепления и углубления суверенитета. Необходимо понимать, что большинство этих стран получило свою независимость после распада СССР, после веков ее потери и современный миропорядок позволяет им развиваться на основе завоеванного (полученного) суверенитета. И вместе с этим, жизнь практически ежедневно доказывает, что связи этих стран (также членов СНГ) очень важны и поддерживаются подавляющим большинством их общественности. Страны указанных регионов по-разному развиваются и строят свои отношения с большими и малыми соседями. Но общее историческое прошлое, совместные победы и трудности развития и сегодня сплачивают старшее и среднее поколения. Однако также очевидно, что другая часть среднего и практически все молодое поколения относятся к эмоциональному пласту общего исторического прошлого очень прагматично, без эмоций. Они хотят понимать, в какой системе координат им выгоднее быть и какие новые политико-экономические и социально-культурные условия могут обеспечить им лучшее развитие. И вот здесь ясно просматривается ряд вопросов, которые диктуют необходимость нахождения новых ответов. Вопросы эти сводятся к следующему: насколько современная Россия готова сближать государства постсоветского пространства и что она может предложить своим партнерам, желающим полномасштабно развивать сотрудничество и взаимодействие. Второй вопрос: Если достижения Российской Империи и Советского Союза очевидны и продолжают иметь актуальное звучание, то какие новые совместные достижения могут лечь в основу ценностной системы общего цивилизационного пространства? Третий вопрос: может ли это цивилизационное пространство быть настолько жизнеспособным и сплачивающим, чтобы выстоять под натиском других геополитических игроков, каждый из которых имеет свои очевидные и неоспоримые преимущества. Говоря простым языком, новое поколение хочет понимать, зачем мы дружим зачем мы считаемся наследниками общего прошлого и почему должны считать себя частью именно этого общего настоящего. Кажется, что успешная выставка-форум “Россия” на ВДНХ в Москве очень важное и востребованное мероприятие. Это один из своевременных ответов на вышеназванные вопросы. Но, показывая способность современной России быть центром притяжения для партнеров, необходимо ответить на вопрос, а что будут получать эти партнеры от нахождения в общей цивилизационной системе?

И здесь, мне кажется, мы подходим в плотную к пониманию того, что общественная дискуссия внутри России о ее будущем и ее миссии в современном мире должна ответить именно на эти вопросы. Снова, говоря простым языком, партнеры вокруг России желают понять, чем может поделиться современная Россия с ними в устремлении сохранить и развивать выстроенное за несколько веков общее цивилизационное пространство. Надо понимать, что это не предмет тривиального торга, а глубинное желание осмыслить свое пренадлежность к цивилизации, которая дает возможность достойно жить и развиваться в современном мироустройстве.

Армения и общее цивилизационное пространство

После распада бывшего СССР в Армении не утихали споры о том, к какой же цивилизации относится наша маленькая страна. Будучи между постсоветским пространством и Большим Ближним Востоком (это западный термин) в Армении шли жаркие споры, где одни утверждали, что Армения – часть Русского мира, другие утверждали, что Армения – переднеазиатская суб-цивилизация, а третьи были убеждены, что Армения – это маленькая самодостаточная цивилизация. Эти третье основывались на той истине, что Республика Армения (историческая Восточная или Русская Армения) не периферия России, Турции и Ирана, а самобытная культура и центр мирового армянства. И как этот центр – перекресток российской, европейской, американской, ближневосточной культур, носителями которой являются жители сегодняшней Армении. Но даже если это так (а спорить с ними здесь бессмысленно) всё равно, у Армении выбор – быть частью евразийской культуры, как наследницы постсоветской реальности или стать зоной экономического, позже политического и культурного влияния соседней Турции.

В атмосфере сближения России с тандемом Турция-Азербайджан и желанием России быть привлекательным для центрально-азиатских государств, у Армении уникальная задача – сохранить суверенитет и возможность развития в результате сложной гармонизации всех векторов влияния больших и малых региональных игроков. Кто-то может сказать, что это априори невозможно, и перед подобным выбором маленькая страна со скромными возможностями просто не может устоять.

Но мы считаем, что современный миропорядок готов терпеть реальность суверенитета малых стран с условием, что они умеют сочетать и совмещать интересы крупных стран. Именно здесь мы убежденно говорим, что будучи союзником России в процессе политического, экономического и культурно-гуманитарного развития, сохраняющая и развивающая взаимовыгодные отношения со всеми странами региона Южного Кавказа, будучи прозрачной, не вызывающая отторжение, но сохраняющая свое лицо Армения может иметь будущее и в новых реалиях. Понятно, что Армения должна приложить усилия, чтобы встроиться в глобальный союз восточных славян и тюркских народов, что и есть евразийское общее пространство. И именно принадлежность к постсоветскому пространству наилучшим образом дает на это право. Этим правом может воспользоваться сегодняшняя Армения и именно результатом этих усилий армянство всего мира будет оценивать политических лидеров нашей страны.

Таким образом, размышляя о жизнеспособности и актуальности понятия “постсоветское пространство” мы делаем вывод о том, что оно достойно сплачивать народы современной Северной Евразии, продолжая выполнять и функцию общего цивилизационного пространства. Евразийская интеграция должна быть устремлена и на то, чтобы доказать сегодняшним и завтрашним гражданам интеграционного пространства свою способность генерировать идеи для общего будущего и создавать новые ценности, к которым с уважением и трепетом будут относиться поколения наших стран. То, что интеллектуалы нашего общего пространства все больше задаются вопросами, как сочетать интересы и ожидания столь разных, но столь близких наших наций, говорит о том, что поиск новых идей и подходов начался. Политические власти стран общего цивилизационного пространства должны возглавить и направить этот поиск, придав ему достаточную силу и достойную направленность. Мне кажется, большинство населения нашего пространства ждет этих конструктивных шагов.

Источник: https://dzen.ru/a/ZU4f2Ysjt0PYEAVe 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here