Армения получает наибольшую выгоду от членства в Евразийском экономическом союзе: Александр Крылов

0
73

Десять лет существования ЕАЭС позволяют сделать определенные выводы о достигнутых результатах и перспективах развития этого интеграционного проекта. Очевидно, что он доказал свою эффективность: за десять лет совокупный ВВП стран ЕАЭС увеличился с 1,6 до 2,5 триллионов долларов. При этом в пропорциональном соотношении Армения среди стран-членов Союза получает наибольшую выгоду: ее экономика в 2023 г. продемонстрировала наибольший рост ВВП среди стран-членов ЕАЭС. При общем товарообороте Армении в 20 млрд. долл. 37% приходится на долю ЕАЭС, 13% — на ЕС, и 3% — США. Об этом, выступая на конференции  «Армения в ЕАЭС: реалии и перспективы Евразийской экономической интеграции», заявил доктор исторических наук, гл.н.с. Сектора Кавказа Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Александр Крылов.

По его словам, ЕАЭС является важным игроком на международной арене, причем его географические рамки постоянно расширяются. Подписаны соглашения о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом, Ираном, Сербией. В октябре 2019 г. вступило в силу Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем. В 2020 г. Узбекистан и Куба официально стали странами-наблюдателями в ЕАЭС. Имеются реальные перспективы наращивания сотрудничества с Шанхайской организацией сотрудничества, БРИКС, государствами АСЕАН, Африканского союза и Латинской Америки.

«При этом очевидно, что ОДКБ и ЕАЭС до сих пор оказывают куда бОльшее влияние на постсоветском пространстве, чем предлагаемые «коллективным Западом» альтернативы в виде ГУАМ или Восточного партнерства»,- заверил эксперт.

По его словам, успешное развитие интеграционных процессов в Евразии затрудняется наличием противоречий, частично это результат сохраняющейся специфики в отношениях России с бывшими союзными республиками. «Возвращение Крыма в состав РФ было воспринято правящими элитами и определенной частью общества в контексте сакрального характера собственной независимости и суверенитета. Поэтому действия России вызвали опасения как прецедент, который может представлять угрозу даже ее союзникам по ОДКБ и ЕАЭС. Показательно, что после выборов 2017 года в парламенте Армении впервые появилась фракция противников союза с Россией, а после начала СВО премьер-министр Армении Н. Пашинян заявил о том, что в конфликте на Украине Армения не является союзником России и о том, что участие страны в ОДКБ заморожено»,- подчеркнул Крылов.

По его словам, ввиду наличия на постсоветском пространстве многочисленных стимулируемых извне конфликтов и противоречий для России особую актуальность приобретает идея географического расширения евразийских интеграционных проектов. В июне 2016 г. Россия предложила глобальный проект интеграции евразийского пространства. На Петербургском международном экономическом форуме В.В. Путин выдвинул идею «Большой Евразии» — формирования нового Большого Евразийского партнёрства (БЕП) путем расширения интеграционного контура ЕАЭС в направлении государств, с которыми уже сложились тесные отношения (Китай, Индия, Пакистан, Иран, Вьетнам и др.). «Однако очевидно, что в условиях конфликта с «коллективным Западом» российское руководство давно осознало утопичность надежд на формирование трансконтинентального экономического сообщества «от Лиссабона до Владивостока» и намерено сделать основными направлениями своей интеграционной активности восточное и южное»,- отметил Крылов.

Он напомнил, что в мае 2017 г. в Пекине В.В. Путин подчеркнул, что проект Большая Евразия имеет не только экономическое, но и политическое содержание.

По словам эксперта, перспективы развития Армении и других постсоветских государств будут определяться их выбором в пользу одной из имеющихся в настоящее время исторических альтернатив. Первая предполагает однозначный евроатлантический выбор, делегирование собственного суверенитета «коллективному Западу», восприятие современных либеральных ценностей с отказом от собственной культуры, традиций и образа жизни.

«Очевидно, что для «коллективного Запада» именно «геополитическая неопределенность» постсоветских государств предопределяет использование их территории для экспансии во внутренние районы Евразии и в качестве плацдарма в конфронтации с Россией, Китаем и Ираном»,- считает Крылов.

Он напомнил, что в настоящее время Россия продвигает проект Большой Евразии, Индия и Китай предлагают собственные интеграционные проекты, которые можно назвать новыми моделями глобализации. Китай начал осуществление проекта «Один пояс – один путь», призванный связать Центральную, Западную, Юго-Восточную Азию и Восточную Европу. Индия предложила трансконтинентальный проект строительства Международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг» от Индии до России.

«Глобальные интеграционные проекты России, Индии и Китая не имеют конфронтационного характера, дают возможность их сопряжения и гармонизации. Успешное сотрудничество России, Индии и Китая в продвижении по пути «интеграции интеграций» позволит обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие и окажет стабилизирующее влияние на ситуацию на постсоветском пространстве, в Большой Евразии и в мире в целом»,- подытожил эксперт.

Infoport.am

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here