Каким будет Южный Кавказ в 2030 году?

0
154

Арам Сафарян

Политический аналитик,

директор Центра российских исследований ЕГУ,

координатор Евразийского экспертного клуба

 

Газета “Азг”, 19 апреля 2024г., пятница

(перевод с армянского языка)

В последнее время наше общее беспокойство в связи с очевидным дефицитом безопасности привело к обсуждениям, цель которых довести до широких слоев общества информацию о проводимой политике во имя суверенного существования государства, очевидных недостатках этой политики и, наконец, формирования более-менее приемлемого видения общего будущего. Эти побуждения и заставили написать очередную аналитику, где я позволю себе обсудить некоторые подходы, которые есть среди нас, а также в Грузии и Азербайджане.

Грузия готовится к 2030 году 

Грузинские политические верхи надеются, что в 2030г. наконец-то будет обсужден вопрос членства Грузии в Европейском Союзе. Здесь говорят, что Евросоюз имеет 8 кандидатов в члены и некоторых из них могут принять уже в 2030г. К этому оптимистическому для грузин сценарию прозападное общественно-политическое пространство соседней страны готовится тщательно. По данным различных социологических опросов 80-90% населения Грузии верит, что она может стать членом Европейского Союза и НАТО. Это стремление диктует все активные процессы политической жизни. Проводимая партией “Грузинская мечта” политика достойна большого уважения, так как не отклоняясь от вышеназванных ожиданий грузинского общества, она прекрасно осознает, что необходимо пройти через годы к этому возможному обсуждению, и эти годы должны быть еще и наполнены экономическим развитием, укреплением политической стабильности и проведением достойной региональной политики. Грузия осторожно, но последовательно делает шаги к развитию политического диалога с Россией. Там считают возможным развивать экономические связи, в том числе, временным оставлением в сторону болезненных вопросов Абхазии и Южной Осетии.

Грузинская оппозиция состоит, главным образом, из еще более прозападных сторонников М.Саакашвили. Однако все громче слышатся голоса и других оппозиционеров, которые считают правильным участие Грузии в формате “3+3”. В любом случае, в Грузии формируется некий консенсус, по которому нужно делать конкретные шаги для формирования грузияцентричного Южного Кавказа.

Вот поэтому и наш Евразийский экспертный клуб, в лице своих ведущих экономистов, считает возможным в новых формируемых условиях просить как российских, так и грузинских партнеров сохранить в грузинском и российском дискурсе вопрос воссоздания нового транспортного коридора, по которому Южный Кавказ также через абхазскую железную дорогу свяжется с Россией. Эту идею поддерживают также иранцы, которые в условиях нового сотрудничества и новых союзов хотели бы начать функционирование железной дороги Тегеран-Ереван-Тбилиси-Москва, в том числе, для пассажирских перевозок. В Грузии не против более тесно сотрудничать с Арменией и это дало возможность армянским аналитикам говорить о переходе от добрососедства к стратегическому партнерству в двусторонних отношениях. Во всяком случае, современная власть Армении хотела бы правильно оценить тот потенциал, который имеет развитие сотрудничества Армения-Грузия, для продвижения вперед сотрудничества и доверительного взаимодействия с Западом.

Азербайджанское видение об азербайджаноцентричном Южном Кавказе

В Азрбайджане убеждены, что время работает в пользу их страны. Азербайджан видит себя как региональный лидер, где может диктовать условия регионального сотрудничества. В Азербайджане поставлена задача полномасштабной интеграции с Турцией с целью сохранения и обеспечения лидирующей позиции на Южном Кавказе.

Еще в 90-х гг. Запад дал “зеленый свет” Турции укреплять свои позиции на Кавказе и в Центральной Азии для продвижения западных интересов. Сегодня западные, российские, китайские и другие проекты при их согласовании формируют новую ситуацию, где всем выгодно, чтобы по Южному Кавказу проходили транспортные коридоры Запад-Восток и Север-Юг. Считаем необходимым еще раз обратиться к стратегической оси “Запад-Восток”, практическим воплощением которого выступает транспортный коридор с тем же названием. В первой половине прошлого века в Турции было очень распространено видение пантуркизма или, как его еще называют, “Великого Турана”. Это было и программой бывшей Османской империи создать на русских территориях великую империю с вовлечением тюркских мусульманских народов Южного Кавказа и Центральной Азии.

В результате распада Советского Союза Азербайджан и тюркские государства Центральной Азии получили независимость и за прошедшие 30 лет достигли впечатляющих успехов в своем развитии. Сегодня они, конечно, не согласятся войти в состав Турции. Такой вопрос сегодня и не ставится. Особенностью наших дней является то, что интеграция тюркских государств будет сопровождаться укреплением национальных государственностей и суверенитетов. Сегодня стали чрезвычайно востребованными политологические и экономические наработки, которые в точности обрисовали бы круг направлений, по которому будет развиваться интеграционный процесс тюркских государств.

Мир меняется. Меняются также политические и экономические подходы. Из нашего коллективного образа пока не видно, что мы в состоянии генерировать новые идеи для того, чтобы избежать новых несчастий. А ведь можно было подумать о том, что армянская политическая и экономическая мысль, при наличии огромных армий ученых и экспертов, могла бы разработать адекватные сегодняшним региональным реалиям подходы. Если кто-то из нас сегодня думает, что из-за рубежа кто-то закажет им подобные наработки, то глубоко ошибается. Эта задача нас – армян, и только наша задача. Для гармоничного встраивания с помощью жизнеспособных идей в огромное тюркское интеграционное пространство. А ведь Армении и Грузии, как воздух и вода нужны подобные идеи для сохранения собственного суверенитета и укрепления безопасности. Из риторики на нашем политическом пространстве пока не видно, что подобные идеи в процессе генерации.

Армения перед выбором. Если в 2030г. Грузию примут в Европейский Союз, ЕС войдет в Южный Кавказ. Как в свое время случилось в вопросе членства в Совете Европы, членство Груизии в этой международной правовой организации подхлестнуло процесс реформ в Армении и Азербайджане. Вопрос: а если в 2030г. Грузию не примут в ЕС? Если этот вопрос будет отложен еще на неопределенный срок? Или развивающиеся сейчас всемирные и региональные процессы усложнят это членоство? Прозападные деятели в Армении в один голос утверждают, что об интенсификации темпов европейской интеграции сегодня говорят те, которые на самом деле желают мешать этим процессам (С целью разочаровать людей). Однако если отойти от пропаганды, понимаем ли мы, что, например, мировые процессы, действительно, многократно увеличили угрозы и многократно сократили гарантии безопасности нашей страны?

Да, мы согласны с тем, что влияние отдельно взятой России по ряду причин на Южном Кавказе в постсоветский период уменьшилось. Мы понимаем, что сегодня в регионе очевидным образом увеличивается присутствие Турции.

Мы четко понимаем, что главными ответственными за региональные процессы выступают Турция, Россия и Иран, вместе взятые, и именно поэтому очень жизнеспособна консультативная платформа “3+3”. Однако если даже и есть общее понимание этого, пока не видно, что главной заботой нашей власти является гармоничное встраивание в региональные процессы. Власти Армении заявляют, что главной задачей считают укрепление сотрудничества с США и Европейским Союзом, называя это желанием в полном объеме стать частью семьи европейских наций. И это в то время, когда Грузия (которая за прошедшие 20 с лишним лет в полной мере прошла по этому пути) ставит перед собой более актуальные и современные задачи. Зачем нужно противопоставлять стратегическое партнерство Армении и Грузии России? Или существовать за счет нее? Возможно ли такое?

Вторая Арцахская война и исход карабахских армян поменяли отношение больших масс нашего населения к России. Отношения Армении и России ухудшились. Армения уступила свои места в рейтинге дружественных стран России и сейчас занимает последнюю 10-ую строчку этого рейтинга дружественности. После нас идет относительно дружественная/относительно недружественная страна Грузия. А после нее в списке недружественных стран идут Молдова, Латвия, Литва, Эстония и Украина. Возможно ли остановить это падение и не дать еще более ухудшиться нашим двусторонним отношениям?

Некоторые рецепты для безопасности Армении 

До 2030г. есть еще 6 лет. Автор этих строк считает, что можно заново начать работать в направлении улучшения армяно-российских отношений. Необходимо перезагрузить весь комплекс армяно-российских отношений. Армяно-российским отношениям нужен рестарт. Если мы имеем трудности с нуля начать нормализацию наших отношений в рамках новых реалий и при новых подходах, то должны думать о том,  кто может нам помочь? Хорошо зная современную Россию и современный Казахстан, позволю себе сделать прогноз о том, что президент Казахстана К.Токаев (который был доволен своим последним визитом в Армению) мог бы осуществить доверительное посредничество для возобновления переговорного процесса в армяно-российских отношениях. И Россия, и Армения оказались в ситуации, где очевидным образом, нужны свежие подходы и новые идеи. Беспрецедентно высокий уровень армяно-российских торгово-экономических отношений является решающим аргументом в пользу продвижения вперед всех сфер двустороннего сотрудничества.

Россия, Турция и Иран на всех уровнях в постоянной связи и прекрасно сознают реальные возможности своего сотрудничества и взаимодейстия. Армении необходимо гармонично встроиться в региоанльные процессы. Вчерашние враги могут стать завтрашними партнерами. Торговать, поддерживать различные контакты и осуществлять взаимовлияния. Но понимая это, зачем нужно превращать вчерашних друзей во врагов? Где здесь логика?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here