Региональные трансформации и армяно-турецкие отношения — каковы перспективы?

0
384

«В ситуации, когда нам рано или поздно надо будет нормализовать отношения с Турцией, мы должны понимать: Армения с Россией сильнее, чем Армения без России», — говорит в интервью «ГА» координатор Евразийского экспертного клуба, политический аналитик Арам САФАРЯН.

— Арам Виленович, давайте поговорим об армяно-турецких отношениях, ситуации сегодня и наиболее вероятных сценариях…

— Евразийский экспертный клуб совместно с коллегами из ведущих армянских учебных и академических центров уже на протяжении нескольких лет изучает проблематику армяно-турецких отношений. Это тем более важно, что после 44-дневной войны 2020 года сложился совершенно новый политический ландшафт в регионе, сигнализирующий о наиболее вероятных сценариях в контексте развития политических, экономических и прочих отношений. Следует констатировать тот факт, что значение Южного Кавказа многократно увеличилось. Сегодня на Южном Кавказе отмечаются последствия глобального конфликта между Западом и Россией, по сути, превратившего регион в уникальный центр сухопутного передвижения транспортных средств, что заставляет по-новому смотреть на стратегическую ось Север-Юг – проект, последовательно продвигаемый Россией.

Что же касается вопроса нормализации армяно-турецких отношений, то мы наблюдаем процесс, идущий с большими трудностями, однако при правильном, грамотном подходе имеющий шансы на успех. Во-первых, нам ни в коем случае нельзя спешить с процессом урегулирования – это не самоцель. Очевидно, что турецкая сторона будет продвигать вопрос армяно-турецкого урегулирования с постоянной оглядкой на Азербайджан, надо понимать, что азербайджанское общественное мнение имеет поистине магическое воздействие на общественное мнение в Турции.

— О привязке процесса нормализации армяно-турецких отношений к армяно-азербайджанскому фактору Турция, кстати, заявляет абсолютно открыто…

— Сейчас это действительно так. В свое время не все в Армении это понимали, полагая, что возможен прорыв в армяно-турецких отношениях в обход армяно-азербайджанским. Сегодня мы должны четко уяснить, что фон для нормализации отношений между Армений и Турцией, скажем так, не очень благоприятный. Опросы общественного мнения последних лет в Турции показывают, что примерно 80% турецких респондентов считают Армению врагом и, соответственно, угрозой для своих восточных границ. Армения имеет около 3 миллионов населения, Турция имеет население около 80 миллионов, Турция сегодня 16-ая экономика мира, и 3-я ударная армия НАТО. Силы вроде как несоизмеримы, однако турецкое общественное мнение больно «синдромом Севра», да и факты жесткого ограничения на продажу земли армянам (для этого нужно разрешение минобороны Турции, а оно его просто не дает) в восточной Турции, территории исторической Западной Армении о многом свидетельствуют. В Армении вышеупомянутый фон тоже негативный. Несколько лет назад результаты соцопросов свидетельствовали о том, что большинство наших респондентов видит угрозу для страны и народа в нормализации отношений с Турцией и открытии армяно-турецкой границы. Это правда, это есть. Но в то же время мы наблюдаем и другие процессы…

— О каких процессах идет речь?

— Смотрите: еще в мае 1993 года правительство Турции объявило эмбарго на экспорт армянских товаров в Турцию, оно сохраняется до сих пор. Но несмотря на это фактическое эмбарго, односторонняя торговля из Турции в Армению в прошлом году должна была составить, по экспертным оценкам, более 400 млн долларов. Получается, Турция входит в число ведущих «партнеров» армянской экономики, хотя это нигде не записано. Потому что подсчитать не представляется возможным, ибо торговля осуществляется под лейблами иранских, грузинских или еще каких-то компаний или перевозчиков.

— А что вы скажете о таком факторе, как вопрос признания и осуждения Геноцида?

— Это принципиальный для нас вопрос. Принципиальный он и для армян диаспоры, особенно в Европе и США. При этом постоянно подчеркивается, что политический процесс урегулирования армяно-турецких отношений идет без предварительных условий, но сегодня зачастую делаются заявления, вызывающие озабоченность в плане перспектив развития процесса признания и осуждения Геноцида. Как известно, соответствующий тезис до последнего времени входил в концепцию безопасности РА и считался одним из ключевых вопросов, имеющих судьбоносное значение для существования армянского государства в условиях неблагоприятного окружения. Однако, по всему видно, что сегодня армянские власти отошли от этого тезиса, решив быть большими «прагматиками». Между тем турецкая сторона традиционно выдвигала два предварительных условия: она требовала от Армении отказа от лоббирования международного признания Геноцида армян и требовала идти на односторонние уступки в вопросе Арцаха. После 44-дневной войны многое в регионе изменилось, но те, кто спешит с процессом продвижения армяно-турецких переговоров, должны быть разочарованы тем, что сама Турция его продвигать отнюдь не спешит.

Да, в регионе Южного Кавказа действительно происходят серьезные трансформации. Руководитель армянского государства нынче даже намекает на то, что Россия может уйти и вроде бы уже уходит из Южного Кавказа. Так это или нет, не собираюсь сейчас обсуждать. Скажу лишь, что, с моей точки зрения, это совершенно не так. При поверхностном взгляде может создаться впечатление, что другие игроки – ЕС, США, во-многом Турция, а также Иран и Китай заняли места, ранее принадлежавшие России. Но это не так. Постсоветский Южный Кавказ – это новый регион, в котором изначально чувствовалось присутствие и американцев, и европейцев, в этом нет ничего экстраординарного. Между тем сегодня мы наблюдаем российско-турецкое сближение, российско-иранское сближение, и в этом плане для Армении, традиционно дружественной для России страны, открываются новые возможности, надо только суметь ими правильно воспользоваться.

— Каким образом?

— Новые реалии на Южном Кавказе делают Армению необходимым и важным игроком в регионе. Если мы не хотим отстать от процессов, протекающих в большом регионе, имею в виду и евразийское пространство, и большой Ближний и Средний Восток, то просто обязаны выработать механизмы, которые позволят нам встроится в эти процессы – конечно, с учетом наших национальных и государственных интересов. Для этого нужна четкая политическая повестка, направленная на укрепление отношений с нашими традиционными партнерами и главным военно-политическим союзником – Россией. Уходит Россия из Южного Кавказа или нет – оставим эти рассуждения ораторам с высоких трибун, пусть себе говорят. Народ же видит на улицах Еревана тысячи русских релокантов, визитеров из других стран, включая Индию, Сирию, Иран, Ирак, ОАЭ, Турцию и т.д. Что же касается армяно-российских отношений, то в этой новой ситуации, когда нам так или иначе, рано или поздно надо будет нормализовать отношения с Турцией, мы должны понимать: Армения с Россией сильнее, чем Армения без России. Армении без России придется еще долго метаться и доказывать свое право на существование в сверхсложном регионе. В союзе же с Россией мы можем обеспечить достойное последовательное решение сложных вопросов, при этом обезопасив свою государственность и народ.

— То есть с Россией нам в процессе нормализации армяно-турецких отношений как минимум не грозит уничтожение?

— Дело в том, что Турция и Азербайджан на протяжении последних 30 лет делали все возможное и невозможное, дабы оставить Армению одну – без России. Нельзя допустить, чтобы эти планы реализовались сегодня. Плюс, Россия по-прежнему остается одним из ключевых игроков в регионе, и мы должны четко осознавать, что после разблокировки коммуникаций по Южному Кавказу «заработают» новые транспортные коридоры – Север-Юг, Восток-Запад. И этот регион действительно станет перекрестком мировой глобальной торговли. Азербайджан с помощью Турции будет делать все, чтобы как можно дольше блокировать Армению, не давая ей включиться в транспортный коридор Север-Юг, став существенной частью этого крупнейшего транспортного проекта. Задача же России, Армении и Ирана – всеми своими возможностями продвигать этот проект. Правда на постсоветском Южном Кавказе состоит в том, что ни РФ, ни ЕС, ни США, ни Турция не имеют возможности односторонне продвигать свои политические и экономические проекты. И эта ситуация диктует необходимость новых согласований и новых комбинаций. Запад любой ценой пытается вытеснить Россию из Южного Кавказа, Россия же последовательно стремится укреплять свои позиции и не отстать от новых региональных реалий…

Голос Армении

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here